k's (andeadd) wrote,
k's
andeadd

Месяц с Социологией Юнга. День 30: Кино для кошки

Многим из нас кажется, что "кино стало тупое, одни яркие картинки, никакого смысла".
Так и есть. Процент такого кино стремительно растёт, и это имеет НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ отношение к нашей теме.

Дело в том, что каждое произведение искусства во все времена воспринимается (и, как правило, создается тоже) с точки зрения КОЛЛЕКТИВНОГО мировоззрения, которое в данный момент рулит в обществе.

Например, все мы помним сцену "Тепло ли тебе, девица?" из Морозко.


Если её показать носителям разного мировоззрения, то ВЫВОДЫ из неё они сделают разные.

Представитель религиозного общества скажет: "Эта сценка о том, как великие духи леса вступают в контакт с людьми"

Классический западный либерал скажет: "Это отвратительная патриархальная сцена, подчеркивающая доминирование мужчины и подчиненное положение женщины".

Коммунист скажет: "Сцена заставляет нас задуматься о том, что все люди - братья, независимо от пола и возраста, и должны помогать друг другу в борьбе с буржуями типа Марфушеньки-душеньки".

Фашист скажет: "Морозко - очевидный символ третьего Рейха, пожилой высокий блондин-ариец, благородно протягивающий руку помощи девочке"

и т.д.

Все эти мнения, совершенно очевидно, привязаны к определенным КОЛЛЕКТИВНЫМ СХЕМАМ мышления.
Но постмодерн, как известно, - это ТОТАЛЬНОЕ освобождение от коллективных схем (которые он объявляет ИРРАЦИОНАЛЬНЫМИ и ВЕРТИКАЛЬНЫМИ - то есть УГНЕТАЮЩИМИ индивидуума) - религиозных, философских, патриотических, возрастных, гендерных и т.д.

Применительно к кино освобождение от схем - это, по сути, освобождение от ЯЗЫКА, на котором раньше общались создатели фильмов и зрители (потому что не бывает индивидуального языка, язык может быть только коллективным). Вместо языка остаётся одно мычание, которое не имеет смысла ни для того, кто мычит, ни для того, кто это мычание слышит.

То есть остаётся то самое пустое "мелькание ярких картинок", которое не заставляет зрителя думать ни о духах леса, ни о коммунизме, ни об арийцах, ни о чём-либо другом. Зритель в эпоху постмодерна вообще не думает, ему НЕЧЕМ, т.к. в его голове не осталось НИКАКИХ коллективных интерпретационных схем, которые и были основой для размышлений.

А как же ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ интерпретационные схемы? Они существуют, но они лишены СМЫСЛА; это скорее ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ схемы, а не интеллектуальные. Они ничем не отличаются от интерпретационной схемы в башке у кошки, которая смотрит телевизор и максимум, что может, - это отличить только быстро движущиеся картинки от медленно движущихся, яркие от темных.





В итоге мы и получаем ту самую замену «message» на «massage».
Если раньше в кино по определению присутствовал месседж, смысл (его невнятные остатки ПОКА ЧТО можно заметить и в современных фильмах), то по мере гибели коллективных интерпретационных схем остаётся расчёт только на чистое БЕССМЫСЛЕННОЕ восприятие, горизонтальное МАССИРОВАНИЕ глазного нерва зрителя; кино всё больше становится похожим примерно вот на ЭТО:


Естественно, всё это касается не только кино, но и интернета, и телевидения; вообще ВСЕГО массива информации, который мы в себя ТОННАМИ вливаем каждый день. По мере того, как коллективные схемы рушатся, нам становится НЕЧЕМ эту информацию обрабатывать. Именно поэтому мы чувствуем, что жрём её ВПУСТУЮ, без всякого результата.
Как кошки, рассматривающие телеэкран с птичками.
Tags: Месяц с Социологией Юнга
Subscribe

Posts from This Journal “Месяц с Социологией Юнга” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments