June 4th, 2018

Джимми

Против йогУртов и парашутов



Во время предвыборных кампаний приходится ОЧЕНЬ много общаться с разными людьми, соответственно, возникает повышенная потребность во взаимопонимании. И стал замечать, что грамотный русский язык, как ни парадоксально, иногда затрудняет общение.

Дело в том, что есть хорошие, полезные слова, которые чиновники Министерства образования РФ незаслуженно запомоили, отменили и запретили, и без них прям как-то тяжело. Например, уж точно не надо было объявлять просторечными и устаревшими слова "ихний" и "к завтрему".

Вы же не будете спорить, что "их" в некоторых случаях воспринимается с большим трудом.
- Это чьи вещи?
- Их.


Мозг отказывается это понимать.

А вот ещё хуже:
- Мы возьмем с собой их и их детей.

Гораздо более понятно и естественно звучит:
- Это чьи вещи?
- Ихние.

и
- Мы возьмем с собой их и ихних детей.

То же и с "к завтрему".
- Когда мы должны доделать эту работу?

Collapse )
Джимми

"Собибор"

Это фильм-тест - настоящий вы фанат Хабенского или просто притворяетесь. Потому что смотреть это можно только если вас невыносимо прёт от Константина Юрьевича. Если же вас не прёт, то уже на 10-й минуте фильма становится очевидно, что первый режиссёрский опыт не удался. Не удался прям по полной программе. Ну знаете, это когда возникает стойкое, искреннее и УБЕДИТЕЛЬНОЕ ощущение, что даже вы сняли бы лучше.

Вот все ругают Михалкова - мол, у него сплошной лубок и агитпроп по три рубля пучок. Но о его лубке и агитпропе хотя бы хочется поговорить. Поругать. Поиронизировать. Есть всё-таки у Усатого Шмеля (тм) талант режиссёра, пусть и странно ТРАНСФОРМИРОВАВШИЙСЯ с годами.
Хабенский же так выстроил своё - тоже сугубо лубочно-агитпропное - кино, что ни ругать, ни иронизировать не хочется; хочется отвернуться и забыть.

* * *

Впрочем, это всё, как ни парадоксально, не имеет НИКАКОГО значения. Вот правда.
Главное, что Хабенский взялся за правильные темы - свой народ, своя религия (пусть пока и очень пунктирно), жизнь-смерть и прочее НАСТОЯЩЕЕ.

Реально, хорош уже изображать из себя бравых работников угрозыска, интеллектуальных бизнесменов и прочих клоунов. Поигрался и будет; годы-то уже такие, что пора задуматься о том, что действительно важно и от чего мы всю жизнь так старательно убегаем.


Мозговитый юнгианец Джеймс Холлис пишет:
"В рассказе «Фанатик Эли» есть прекрасный пример изменений, которые происходят с человеком в определенном возрасте.
Действие разворачивается сразу после Второй мировой войны. Эли – успешный адвокат, живущий в американской провинции. Он - еврей, но давно забыл об этом. Его совершенно не интересуют ни религия, ни традиции своего народа; единственное, что он хочет - быть успешным американцем, и у него это отлично получается.
Когда в его городе появляется группа евреев, которые во время войны оказались в концентрационном лагере и выжили, Эли посылают к ним, чтобы попросить их не слишком акцентировать внимание на их национальной идентичности.
Но во время беседы с ними Эли вдруг понимает, что его собственная идентичность на поверку оказывается «пустой» и лишённой всякой опоры.
В конце рассказа он продает свой дорогой костюм, меняет его на поношенную одежду старого раввина и идет по центральной городской улице, громко декламируя свое библейское имя".


По-видимому, то же самое происходит с Хабенским, и нам остаётся за него только порадоваться и самим задуматься о НАШЕЙ идентичности. Ненене, наши новенькие "конверсы", наши прочитанные книги, банковские карточки и плейлист в смартфоне - это НЕ идентичность, это не прокатит. Надо искать, искать.


* * *


Мои книги (написанные в соавторстве с интереснейшими людьми, настоящими профессионалами в своих областях)
можно приобрести во всех приличных книжных магазинах, в частности, вот здесь (логотипы кликабельны):